home
Что посмотреть

«Паразиты» Пон Чжун Хо

Нечто столь же прекрасное, что и «Магазинные воришки», только с бо́льшим драйвом. Начинаешь совершенно иначе воспринимать философию бытия (не азиаты мы...) и улавливать запах бедности. «Паразиты» – первый южнокорейский фильм, удостоенный «Золотой пальмовой ветви» Каннского фестиваля. Снял шедевр Пон Чжун Хо, в привычном для себя мультижанре, а именно в жанре «пончжунхо». Как всегда, цепляет.

«Синонимы» Надава Лапида

По словам режиссера, почти всё, что происходит в фильме с Йоавом, в том или ином виде случилось с ним самим, когда он после армии приехал в Париж. У Йоава (чей тезка, библейский Йоав был главнокомандующим царя Давида, взявшим Иерусалим) – посттравма и иллюзии, замешанные на мифе о герое Гекторе, защитнике Трои. Видно, таковым он себя и воображает, когда устраивается работать охранником в израильское посольство и когда учит французский в OFII. Но ведь научиться говорить на языке великих философов еще не значит расстаться с собственной идентичностью и стать французом. Сначала надо взять другую крепость – самого себя.

«Frantz» Франсуа Озона

В этой картине сходятся черное и белое (хотя невзначай, того и гляди, вдруг проглянет цветное исподнее), витальное и мортальное, французское и немецкое. Персонажи переходят с одного языка на другой и обратно, зрят природу в цвете от избытка чувств, мерещат невесть откуда воскресших юношей, играющих на скрипке, и вообще чувствуют себя неуютно на этом черно-белом свете. Французы ненавидят немцев, а немцы французов, ибо действие происходит аккурат после Первой мировой. Разрушенный войной комфортный мир сместил систему тоник и доминант, и Франсуа Озон поочередно запускает в наши (д)уши распеваемую народным хором «Марсельезу» и исполняемую оркестром Парижской оперы «Шехерезаду» Римского-Корсакова. На территории мучительного диссонанса, сдобренного не находящим разрешения тристан-аккордом, и обретаются герои фильма. Оттого распутать немецко-французскую головоломку зрителю удается далеко не сразу. 

«Патерсон» Джима Джармуша

В этом фильме всё двоится: стихотворец Патерсон и городишко Патерсон, bus driver и Адам Драйвер, волоокая иранка Лаура и одноименная муза Петрарки, японец Ясудзиро Одзу и японец Масатоси Нагасэ, черно-белые интерьеры и черно-белые капкейки, близнецы и поэты. Да, здесь все немножко поэты, и в этом как раз нет ничего странного. Потому что Джармуш и сам поэт, и фильмы свои он складывает как стихи. Звуковые картины, настоянные на медитации, на многочисленных повторах, на вроде бы рутине, а в действительности – на нарочитой простоте мироздания. Ибо любой поэт, даже если он не поэт, может начать всё с чистого листа.

«Ужасных родителей» Жана Кокто

Необычный для нашего пейзажа режиссер Гади Ролл поставил в Беэр-Шевском театре спектакль о французах, которые говорят быстро, а живут смутно. Проблемы – вечные, старые, как мир: муж охладел к жене, давно и безвозвратно, а она не намерена делить сына с какой-то женщиной, и оттого кончает с собой. Жан Кокто, драматург, поэт, эстет, экспериментатор, был знаком с похожей ситуацией: мать его возлюбленного Жана Маре была столь же эгоистичной.
Сценограф Кинерет Киш нашла правильный и стильный образ спектакля – что-то среднее между офисом, складом, гостиницей, вокзалом; место нигде. Амир Криеф и Шири Голан, уникальный актерский дуэт, уже много раз создававший настроение причастности и глубины в разном материале, достойно отыгрывает смятенный трагифарс. Жан Кокто – в Беэр-Шеве.

Новые сказки для взрослых

Хоть и пичкали нас в детстве недетскими и отнюдь не невинными сказками Шарля Перро и братьев Гримм, знать не знали и ведать не ведали мы, кто все это сотворил. А началось все со «Сказки сказок» - пентамерона неаполитанского поэта, писателя, солдата и госчиновника Джамбаттисты Базиле. Именно в этом сборнике впервые появились прототипы будущих хрестоматийных сказочных героев, и именно по этим сюжетам-самородкам снял свои «Страшные сказки» итальянский режиссер Маттео Гарроне. Правда, под сюжетной подкладкой ощутимо просматриваются Юнг с Грофом и Фрезером, зато цепляет. Из актеров, коих Гарроне удалось подбить на эту авантюру, отметим Сальму Хайек в роли бездетной королевы и Венсана Касселя в роли короля, влюбившегося в голос старушки-затворницы. Из страннейших типов, чьи портреты украсили бы любую галерею гротеска, - короля-самодура (Тоби Джонс), который вырастил блоху до размеров кабана под кроватью в собственной спальне. Отметим также невероятно красивые с пластической точки зрения кадры: оператором выступил поляк Питер Сушицки, явно черпавший вдохновение в иллюстрациях старинных сказок Эдмунда Дюлака и Гюстава Доре.
Что послушать

Kutiman Mix the City

Kutiman Mix the City – обалденный интерактивный проект, выросший из звуков города-без-перерыва. Основан он на понимании того, что у каждого города есть свой собственный звук. Израильский музыкант планетарного масштаба Офир Кутель, выступающий под псевдонимом Kutiman, король ютьюбовой толпы, предоставляет всем шанс создать собственный ремикс из звуков Тель-Авива – на вашей собственной клавиатуре. Смикшировать вибрации города-без-перерыва на интерактивной видеоплатформе можно простым нажатием пальца (главное, конечно, попасть в такт). Приступайте.

Видеоархив событий конкурса Рубинштейна

Все события XIV Международного конкурса пианистов имени Артура Рубинштейна - в нашем видеоархиве! Запись выступлений участников в реситалях, запись выступлений финалистов с камерными составами и с двумя оркестрами - здесь.

Альбом песен Ханоха Левина

Люди на редкость талантливые и среди коллег по шоу-бизнесу явно выделяющиеся - Шломи Шабан и Каролина - объединились в тандем. И записали альбом песен на стихи Ханоха Левина «На побегушках у жизни». Любопытно, что язвительные левиновские тексты вдруг зазвучали нежно и трогательно. Грустинка с прищуром, впрочем, сохранилась.
Что почитать

«Год, прожитый по‑библейски» Эя Джея Джейкобса

...где автор на один год изменил свою жизнь: прожил его согласно всем законам Книги книг.

«Подозрительные пассажиры твоих ночных поездов» Ёко Тавада

Жизнь – это долгое путешествие в вагоне на нижней полке.

Скрюченному человеку трудно держать равновесие. Но это тебя уже не беспокоит. Нельзя сказать, что тебе не нравится застывать в какой-нибудь позе. Но то, что происходит потом… Вот Кузнец выковал твою позу. Теперь ты должна сохранять равновесие в этом неустойчивом положении, а он всматривается в тебя, словно посетитель музея в греческую скульптуру. Потом он начинает исправлять положение твоих ног. Это похоже на внезапный пинок. Он пристает со своими замечаниями, а твое тело уже привыкло к своему прежнему положению. Есть такие части тела, которые вскипают от возмущения, если к ним грубо прикоснуться.

«Комедию д'искусства» Кристофера Мура

На сей раз муза-матерщинница Кристофера Мура подсела на импрессионистскую тему. В июле 1890 года Винсент Ван Гог отправился в кукурузное поле и выстрелил себе в сердце. Вот тебе и joie de vivre. А все потому, что незадолго до этого стал до жути бояться одного из оттенков синего. Дабы установить причины сказанного, пекарь-художник Люсьен Леззард и бонвиван Тулуз-Лотрек совершают одиссею по богемному миру Парижа на излете XIX столетия.
В романе «Sacré Bleu. Комедия д'искусства» привычное шутовство автора вкупе с псевдодокументальностью изящно растворяется в Священной Сини, подгоняемое собственным муровским напутствием: «Я знаю, что вы сейчас думаете: «Ну, спасибо тебе огромное, Крис, теперь ты всем испортил еще и живопись».

«Пфитц» Эндрю Крами

Шотландец Эндрю Крами начертал на бумаге план столицы воображариума, величайшего града просвещения, лихо доказав, что написанное существует даже при отсутствии реального автора. Ибо «язык есть изощреннейшая из иллюзий, разговор - самая обманчивая форма поведения… а сами мы - измышления, мимолетная мысль в некоем мозгу, жест, вряд ли достойный толкования». Получилась сюрреалистическая притча-лабиринт о несуществующих городах - точнее, существующих лишь на бумаге; об их несуществующих жителях с несуществующими мыслями; о несуществующем безумном писателе с псевдобиографией и его существующих романах; о несуществующих графах, слугах и видимости общения; о великом князе, всё это придумавшем (его, естественно, тоже не существует). Рекомендуется любителям медитативного погружения в небыть.

«Тинтина и тайну литературы» Тома Маккарти

Что такое литературный вымысел и как функционирует сегодня искусство, окруженное прочной медийной сетью? Сей непростой предмет исследует эссе британского писателя-интеллектуала о неунывающем репортере с хохолком. Появился он, если помните, аж в 1929-м - стараниями бельгийского художника Эрже. Неповторимый флёр достоверности вокруг вымысла сделал цикл комиксов «Приключения Тинтина» культовым, а его герой получил прописку в новейшей истории. Так, значит, это литература? Вроде бы да, но ничего нельзя знать доподлинно.

«Неполную, но окончательную историю...» Стивена Фрая

«Неполная, но окончательная история классической музыки» записного британского комика - чтиво, побуждающее мгновенно испустить ноту: совершенную или несовершенную, голосом или на клавишах/струнах - не суть. А затем удариться в запой - книжный запой, вестимо, и испить эту чашу до дна. Перейти вместе с автором от нотного стана к женскому, познать, отчего «Мрачный Соломон сиротливо растит флоксы», а правая рука Рахманинова напоминает динозавра, и прочая. Всё это крайне занятно, так что... почему бы и нет?
Что попробовать

Тайские роти

Истинно райское лакомство - тайские блинчики из слоеного теста с начинкой из банана. Обжаривается блинчик с обеих сторон до золотистости и помещается в теплые кокосовые сливки или в заварной крем (можно использовать крем из сгущенного молока). Подается с пылу, с жару, украшенный сверху ледяным кокосовым сорбе - да подается не абы где, а в сиамском ресторане «Тигровая лилия» (Tiger Lilly) в тель-авивской Сароне.

Шомлойскую галушку

Легендарная шомлойская галушка (somlói galuska) - винтажный ромовый десерт, придуманный, по легенде, простым официантом. Отведать ее можно практически в любом ресторане Будапешта - если повезет. Вопреки обманчиво простому названию, сей кондитерский изыск являет собой нечто крайне сложносочиненное: бисквит темный, бисквит светлый, сливки взбитые, цедра лимонная, цедра апельсиновая, крем заварной (патисьер с ванилью, ммм), шоколад, ягоды, орехи, ром... Что ни слой - то скрытый смысл. Прощай, талия.

Бисквитную пасту Lotus с карамелью

Классическое бельгийское лакомство из невероятного печенья - эталона всех печений в мире. Деликатес со вкусом карамели нужно есть медленно, миниатюрной ложечкой - ибо паста так и тает во рту. Остановиться попросту невозможно. Невзирая на калории.

Шоколад с васаби

Изысканный тандем - горький шоколад и зеленая японская приправа - кому-то может показаться сочетанием несочетаемого. Однако распробовавшие это лакомство считают иначе. Вердикт: правильный десерт для тех, кто любит погорячее. А также для тех, кто недавно перечитывал книгу Джоанн Харрис и пересматривал фильм Жерара Кравчика.

Торт «Саркози»

Как и Париж, десерт имени французского экс-президента явно стоит мессы. Оттого и подают его в ресторане Messa на богемной тель-авивской улице ха-Арбаа. Горько-шоколадное безумие (шоколад, заметим, нескольких сортов - и все отменные) заставляет поверить в то, что Саркози вернется. Не иначе.

Неведомая «Царица Савская»

15.07.2019Лина Гончарская

Оперный раритет венгерско-еврейского композитора Карла Гольдмарка прозвучит в Израиле

«Царица Савская», дивная и неслыханная нами ранее партитура, опыленная западноевропейскими мотыльками и пчелами (вы несомненно уловите здесь «тристан-аккорд»), переносит в Иерусалим 10 века до нашей эры. Где живут и чародействуют царь Соломон с царицей Савской, царев любимец Ассад, влюбленная в него дочь Первосвященника Суламифь с отцом, стражники, рабы и рабыни – в общем, Ветхий Завет как он есть. Точнее, ветхозаветная сказка. Оттого, заслышав первые такты увертюры, вы неизбежно вспомните о Римском-Корсакове – сказочная картинность манит и околдовывает, к тому же Гольдмарк искусно оттеняет рафинированные аккорды подголосками, уходящими корнями в венгерский фольклор. Но далее эта музыка живет своей самостоятельной, прелестной и полноценной жизнью – Карлу Гольдмарку удалось создать уникальную романтическую оперу с балетными интерлюдиями, интереснейшими персонажами и чертовски сложными ариями.

Венгерский государственный оперный театр, существующий с 1884 года, впервые представит в Тель-Авиве opus magnum венгерского композитора еврейского происхождения Карла Гольдмарка (1830-1915) на либретто Соломона Германа фон Мозенталя. Кстати, не кто иной как Лист в свое время разглядел в Гольдмарке истинный талант и лично исполнил марш из «Царицы Савской», дав тем самым шанс восхитительной опере (отчего-то отвергаемой тогдашними дурнями-критиками и такими же директорами театров) пробиться на большую сцену.

Гольдмарк был современником Вагнера и Верди – и его музыка красноречиво о том свидетельствует: здесь вам и героика мужского вокала, и непременно Liebestod, отчего на ум приходят Тристан с Изольдой, а вслед за ними Лоэнгрин с Тангейзером. Венгерский дирижер Янош Ковач называет «Царицу Савскую» своего рода смесью французской «большой оперы» (припоминая, очевидно, одноименный шедевр Шарля Гуно) и романтической немецкой оперы, приправленной изобретательностью композитора Карла Гольдмарка и ориентализмом – речь все-таки идет о Шебе, легендарной правительнице аравийского царства. Именно с образом этой сказочной то ли феи, то ли нимфы (так увидел ее фон Мозенталь) связан восточный колорит оперы, ее дурманящее волшебство, ее знойная эротика. Невинная девушка Суламифь, Микаэла и валькирия в одном лице, озвучена музыкой жертвенной и нежно-лиричной; весьма интересна небольшая партия рабыни Асарот, с прихотливым рисунком, исполняемая ко всему прочему a capella. Партия Первосвященника напоминает еврейскую религиозную музыку, а порой и сложнейшие арии Верховного жреца Зарастро из «Волшебной флейты». К слову, считается, что религиозный характер отдельных сцен возник под влиянием идей венского кантора и композитора Саломона Зульцера, занимавшегося исследованием восточных корней еврейской музыки.

Сразу после премьеры в Вене в 1875 году «Царица Савская» принесла своему автору мировую известность. Бедному скрипачу и композитору, который играл в театральных оркестрах и давал уроки игры на фортепиано, чтобы свести концы с концами, было уже 45 лет, когда ему наконец открылась сцена, вслед за чем последовало международное признание и уважение со стороны коллег. «Царица Савская» вошла в репертуар самых значимых европейских театров (ее премьера в Национальном театре Будапешта состоялась год спустя после венской, в 1876-м). Эта опера была чрезвычайно популярна по обе стороны Атлантики, разве что Лондону, из-за запрета лорда Чемберлена на театральные представления по библейским сюжетам, пришлось ждать премьеры до 1910 года – аналогичная участь выпала на долю «Саломеи» Рихарда Штрауса. Сам Штраус, среди прочих, дирижировал «Царицей Савской» – как и Малер, и другие выдающиеся маэстро эпохи. Тенор-легенда Энрико Карузо пел на европейских сценах Ассада – юного придворного царя Соломона, очарованного царицей Савской и готового забыть ради нее свою прекрасную, чистую сердцем невесту Суламифь. Оперу ежегодно ставили в Вене вплоть до 1938 года, пока нацисты не запретили ее публичное исполнение.

Все вокальные партии в опере на редкость сложны, оттого исполнить их под силу только певцам экстра-класса. Именно такие солисты пожалуют в Тель-Авив из Будапешта: красивейшего тембра тенор с безупречной техникой и потрясающими верхами Болдижар Ласло (Ассад); серебристое лирическое сопрано Эстер Шымэги (Суламифь), чей легкий и полетный голос поистине очарователен; гипнотизирующий бас Андраш Палерди (Первосвященник), благородный драматический баритон Золтан Келемен (царь Соломон) и, наконец, потрясающее меццо-сопрано Эрика Гал (царица Савская), певица драматического дарования с яркой харизмой и пленительным грудным регистром. Сопровождает певцов оркестр Венгерской государственной оперы под управлением Балажа Кочара.

«В наши дни не принято открыто выражать свои эмоции; это, можно сказать, не современно, – говорит дирижер Янош Ковач. – Но ведь это именно то, что нужно людям сегодня: находить такие моменты в этом очень современном мире, позволяющие вам воспарить над землей».

Краткое содержание оперы «Царица Савская»
Место и время действия: Иерусалим и окружающая его пустыня, 10 век до нашей эры

Сияющий огнями зал во дворце царя Соломона. Суламифь, дочь Первосвященника, с нетерпением ждет возвращения своего жениха Ассада, которому Соломон поручил  встретить направляющуюся к его двору царицу Савскую. Однако молодой приближенный царя предстает перед лицом повелителя в смятенных чувствах. Выполнил ли царский приказ, видел ли ты царицу, вопрошает Соломон. Нет, я не видел лица царицы, отвечает Ассад, она поднимает скрывающую его фату лишь перед равными ей, перед царями. Но проезжая по пустыне он, Ассад, встретил прекрасную нимфу, манящую своими чарами, которая едва не сбила юношу с пути истинного. Обеспокоенный Соломон выносит приговор, достойный его мудрости: дабы прервать наваждение, следует завтра же сыграть свадьбу Ассада с его возлюбленной Суламифью, дочерью первосвященника, и тогда злые чары рассеются.
Звуки труб возвещают о приезде царицы Савской. Едва завидев ее, Ассад с ужасом узнает в ней давешнюю искусительницу. Царица же медленно, с достоинством поднимает фату, и собравшиеся видят ее сияющее красотой лицо, подобного которому не видел ни один мужчина. На Ассада вновь прибывшая не обращает никакого внимания, однако как только ей становится известно о готовящейся свадьбе, испытывает приступ ревности и клянется погубить юношу.
Ночью коварная волшебница приказывает своей рабыне Астароте песней заманить в дворцовый сад Ассада. Одурманенный юноша появляется у фонтана, и царица встречает его горячими поцелуями, как в ту ночь в пустыне; пустив в ход свои колдовские чары, она вновь покоряет его своей порочной воле. Но раздается крик стража – и царица Савская исчезает. Ассад бросается на землю и, забыв обо всем на свете, призывает возлюбленную.
Наутро толпы народа собираются в храме, чтобы увидеть бракосочетание Ассада и Суламифи, однако царица и тут не дремлет: пока священник читает молитву, она нежно шепчет жениху его имя и в итоге заставляет его забыть о невесте – едва отойдя от алтаря, юноша швыряет в сторону обручальное кольцо и бросается к ногам волшебницы. Но та отказывается узнать его: я не видела тебя никогда, заявляет она спокойно. Люди, собравшиеся в храме, говорят о бесовском наваждении. Возмущенный первосвященник собирается изгнать сатану из одержимого юноши, а царь приговаривает Ассада к смерти за осквернение храма.
Царица Савская просит у Соломона подарить ей жизнь Ассада. Царь уклоняется от ответа, продолжая любоваться танцем баядерок. Начальник царской стражи, Баал-Ханан, объявляет, что Ассад будет казнен, Суламифь и весь народ просят пощадить осужденного. Соломон склоняется к их мольбам: он приговаривает несчастного к изгнанию. Перед Соломоном возникает, как видение, последнее пристанище, где Ассад и Суламифь найдут себе успокоение: пустыня и небольшая группа пальм.
Терзаемый раскаянием Ассад удаляется в пустыню, где возносит молитву богам, умоляя их даровать ему прощение Суламифи. Спустя некоторое время несчастного находит царица и пытается вновь соблазнить его. На этот раз юноша отталкивает навязчивую жутковатую грезу: в нем уже угасло пламя бесовской любви. Он ждет Суламифь, ее прощения. Свистящий вихрь, проносящийся над оазисом, словно символизирует бурю в душе Ассада. Приближаются девушки, а вместе с ними и Суламифь, проделавшая ради возлюбленного тяжелый и опасный путь по пустыне. Не успевают герои сжать друг друга в объятиях, как начинается песчаная буря; когда же мгла наконец рассеивается, скупые лучи солнца падают на два бездыханных тела, лежащих рядом на песке.


Об авторе «Царицы Савской»

Карл (Карой) Гольдмарк родился в 1830 году в небольшом венгерском городке Кестхее у озера Балатон в семье кантора местной синагоги. В 1834 году его семья переехала в городок Дойчкройц (ныне Австрия). Семья жила очень бедно; Карой в 12 лет не умел ни писать, ни читать, но начал учиться игре на скрипке. Два года спустя он переселился в Вену, к своему старшему брату Йожефу, продолжал заниматься игрой на скрипке, сдал экзамены в Венскую консерваторию, но вскоре в Вене случилась революция, и Карой вынужден был прервать учебу. Гольдмарк участвовал в боях на стороне венгерских повстанцев, в 1849-м стал скрипачом в оркестре шопронской театральной труппы, играл в оркестре Буды, а в 1858 году впервые исполнил собственные сочинения. В начале 1860-х он играл в составе струнного квартета, где познакомился с Брамсом, который стал впоследствии его близким другом. Дружил с семьей Иоганна Штрауса-младшего, работал с Густавом Малером, дирижировавшим премьерами трех опер Гольдмарка («Домик у кузницы», «Военнопленные» и «Царица Савская»). В течение долгого времени служил скрипачом в Карловом театре Вены, где изучал также игру на фортепиано. Занимался он и педагогической деятельностью: в числе его учеников – выдающийся финский композитор Ян Сибелиус. Гольдмарк был почетным доктором Будапештского университета и до сих пор считается национальным композитором Венгрии.

Первый успех к Карлу Гольдмарку как к композитору пришел в 1865 году с увертюрой «Сакунтала», исполненной на одном из филармонических концертов. Но наиболее известным его произведением является созданная в 1871-м «Царица Савская». Гольдмарка же не стало в 1915 году – за 85 лет его жизни мир, в том числе с точки зрения истории музыки, претерпел поразительные изменения; он вступил в пору композиторской зрелости, когда и вокруг, и в его собственных партитурах начали появляться очертания новой музыки.

Похоронен Карл Гольдмарк на Старом еврейском кладбище Вены. В 1925 году одна из площадей этого города была названа его именем. В городке Дойчкройц в 1980 году был открыт музей композитора. В 1953 году в Венгрии вышла марка с портретом композитора на фоне сцены из оперы «Царица Савская». Ее венгерская премьера, как уже упоминалось, состоялась в Национальном театре Будапешта в 1876 году, а Венгерская Королевская опера, ныне Венгерская государственная опера, поставила ее на своей сцене уже в первом сезоне, в 1885-м. В 1938 году произведения Гольдмарка – как и работы Мендельсона-Бартольди или Оффенбаха – исчезли с венгерской оперной и концертной сцены. «Царица Савская» возродилась только в 1945 году и оставалась в репертуаре до 1972 года, а затем вновь ушла в небытие. После продолжительного перерыва, в 2015 году, она пережила очередное рождение.

При жизни Гольдмарка «Царица Савская» исполнялась в 30 оперных театрах по всему миру на девяти языках, а сам композитор руководил большинством постановок. Сегодня эта опера стала настоящим раритетом, так что выпавшая нам возможность услышать ее в Израиле сродни чуду. Воспользуемся же этим шансом.

Карл (Карой) Гольдмарк, «Царица Савская»
Опера в концертном исполнении, в четырех действиях

Режиссер – Чаба Каэль

Действующие лица и исполнители:
Царь Соломон – Карой Семереди
Царица Савская  – Эрика Гал
Ассад, любимец Соломона – Болдижар Ласло
Первосвященник – Андраш Палерди
Суламифь, его дочь  – Эстер Шымэги
Баал-Ханан, дворцовый стражник – Роберт Рэжняк
Астарот, рабыня царицы – Каталин Торэки
Смотритель Храма – Ференц Черхалми

В постановке участвуют более 170 человек, включая оркестр, солистов и артистов Венгерской государственной оперы.

Дирижер – Балаж Кочар

Единственное исполнение «Царицы Савской» в Израиле состоится 10 сентября, в 20:00 в Опере Тель-Авива. Заказ билетов здесь.

Фото: Nagy Attila, Berecz Valter, Rakossy Peter


  КОЛЛЕГИ  РЕКОМЕНДУЮТ
  КОЛЛЕКЦИОНЕРАМ
Элишева Несис.
«Стервозное танго»
ГЛАВНАЯ   О ПРОЕКТЕ   УСТАВ   ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ   РЕКЛАМА   СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ  
® Culbyt.com
© L.G. Art Video 2013-2019
Все права защищены.
Любое использование материалов допускается только с письменного разрешения редакции.
programming by Robertson