home
Что посмотреть

«Паразиты» Пон Чжун Хо

Нечто столь же прекрасное, что и «Магазинные воришки», только с бо́льшим драйвом. Начинаешь совершенно иначе воспринимать философию бытия (не азиаты мы...) и улавливать запах бедности. «Паразиты» – первый южнокорейский фильм, удостоенный «Золотой пальмовой ветви» Каннского фестиваля. Снял шедевр Пон Чжун Хо, в привычном для себя мультижанре, а именно в жанре «пончжунхо». Как всегда, цепляет.

«Синонимы» Надава Лапида

По словам режиссера, почти всё, что происходит в фильме с Йоавом, в том или ином виде случилось с ним самим, когда он после армии приехал в Париж. У Йоава (чей тезка, библейский Йоав был главнокомандующим царя Давида, взявшим Иерусалим) – посттравма и иллюзии, замешанные на мифе о герое Гекторе, защитнике Трои. Видно, таковым он себя и воображает, когда устраивается работать охранником в израильское посольство и когда учит французский в OFII. Но ведь научиться говорить на языке великих философов еще не значит расстаться с собственной идентичностью и стать французом. Сначала надо взять другую крепость – самого себя.

«Frantz» Франсуа Озона

В этой картине сходятся черное и белое (хотя невзначай, того и гляди, вдруг проглянет цветное исподнее), витальное и мортальное, французское и немецкое. Персонажи переходят с одного языка на другой и обратно, зрят природу в цвете от избытка чувств, мерещат невесть откуда воскресших юношей, играющих на скрипке, и вообще чувствуют себя неуютно на этом черно-белом свете. Французы ненавидят немцев, а немцы французов, ибо действие происходит аккурат после Первой мировой. Разрушенный войной комфортный мир сместил систему тоник и доминант, и Франсуа Озон поочередно запускает в наши (д)уши распеваемую народным хором «Марсельезу» и исполняемую оркестром Парижской оперы «Шехерезаду» Римского-Корсакова. На территории мучительного диссонанса, сдобренного не находящим разрешения тристан-аккордом, и обретаются герои фильма. Оттого распутать немецко-французскую головоломку зрителю удается далеко не сразу. 

«Патерсон» Джима Джармуша

В этом фильме всё двоится: стихотворец Патерсон и городишко Патерсон, bus driver и Адам Драйвер, волоокая иранка Лаура и одноименная муза Петрарки, японец Ясудзиро Одзу и японец Масатоси Нагасэ, черно-белые интерьеры и черно-белые капкейки, близнецы и поэты. Да, здесь все немножко поэты, и в этом как раз нет ничего странного. Потому что Джармуш и сам поэт, и фильмы свои он складывает как стихи. Звуковые картины, настоянные на медитации, на многочисленных повторах, на вроде бы рутине, а в действительности – на нарочитой простоте мироздания. Ибо любой поэт, даже если он не поэт, может начать всё с чистого листа.

«Ужасных родителей» Жана Кокто

Необычный для нашего пейзажа режиссер Гади Ролл поставил в Беэр-Шевском театре спектакль о французах, которые говорят быстро, а живут смутно. Проблемы – вечные, старые, как мир: муж охладел к жене, давно и безвозвратно, а она не намерена делить сына с какой-то женщиной, и оттого кончает с собой. Жан Кокто, драматург, поэт, эстет, экспериментатор, был знаком с похожей ситуацией: мать его возлюбленного Жана Маре была столь же эгоистичной.
Сценограф Кинерет Киш нашла правильный и стильный образ спектакля – что-то среднее между офисом, складом, гостиницей, вокзалом; место нигде. Амир Криеф и Шири Голан, уникальный актерский дуэт, уже много раз создававший настроение причастности и глубины в разном материале, достойно отыгрывает смятенный трагифарс. Жан Кокто – в Беэр-Шеве.

Новые сказки для взрослых

Хоть и пичкали нас в детстве недетскими и отнюдь не невинными сказками Шарля Перро и братьев Гримм, знать не знали и ведать не ведали мы, кто все это сотворил. А началось все со «Сказки сказок» - пентамерона неаполитанского поэта, писателя, солдата и госчиновника Джамбаттисты Базиле. Именно в этом сборнике впервые появились прототипы будущих хрестоматийных сказочных героев, и именно по этим сюжетам-самородкам снял свои «Страшные сказки» итальянский режиссер Маттео Гарроне. Правда, под сюжетной подкладкой ощутимо просматриваются Юнг с Грофом и Фрезером, зато цепляет. Из актеров, коих Гарроне удалось подбить на эту авантюру, отметим Сальму Хайек в роли бездетной королевы и Венсана Касселя в роли короля, влюбившегося в голос старушки-затворницы. Из страннейших типов, чьи портреты украсили бы любую галерею гротеска, - короля-самодура (Тоби Джонс), который вырастил блоху до размеров кабана под кроватью в собственной спальне. Отметим также невероятно красивые с пластической точки зрения кадры: оператором выступил поляк Питер Сушицки, явно черпавший вдохновение в иллюстрациях старинных сказок Эдмунда Дюлака и Гюстава Доре.
Что послушать

Kutiman Mix the City

Kutiman Mix the City – обалденный интерактивный проект, выросший из звуков города-без-перерыва. Основан он на понимании того, что у каждого города есть свой собственный звук. Израильский музыкант планетарного масштаба Офир Кутель, выступающий под псевдонимом Kutiman, король ютьюбовой толпы, предоставляет всем шанс создать собственный ремикс из звуков Тель-Авива – на вашей собственной клавиатуре. Смикшировать вибрации города-без-перерыва на интерактивной видеоплатформе можно простым нажатием пальца (главное, конечно, попасть в такт). Приступайте.

Видеоархив событий конкурса Рубинштейна

Все события XIV Международного конкурса пианистов имени Артура Рубинштейна - в нашем видеоархиве! Запись выступлений участников в реситалях, запись выступлений финалистов с камерными составами и с двумя оркестрами - здесь.

Альбом песен Ханоха Левина

Люди на редкость талантливые и среди коллег по шоу-бизнесу явно выделяющиеся - Шломи Шабан и Каролина - объединились в тандем. И записали альбом песен на стихи Ханоха Левина «На побегушках у жизни». Любопытно, что язвительные левиновские тексты вдруг зазвучали нежно и трогательно. Грустинка с прищуром, впрочем, сохранилась.
Что почитать

«Год, прожитый по‑библейски» Эя Джея Джейкобса

...где автор на один год изменил свою жизнь: прожил его согласно всем законам Книги книг.

«Подозрительные пассажиры твоих ночных поездов» Ёко Тавада

Жизнь – это долгое путешествие в вагоне на нижней полке.

Скрюченному человеку трудно держать равновесие. Но это тебя уже не беспокоит. Нельзя сказать, что тебе не нравится застывать в какой-нибудь позе. Но то, что происходит потом… Вот Кузнец выковал твою позу. Теперь ты должна сохранять равновесие в этом неустойчивом положении, а он всматривается в тебя, словно посетитель музея в греческую скульптуру. Потом он начинает исправлять положение твоих ног. Это похоже на внезапный пинок. Он пристает со своими замечаниями, а твое тело уже привыкло к своему прежнему положению. Есть такие части тела, которые вскипают от возмущения, если к ним грубо прикоснуться.

«Комедию д'искусства» Кристофера Мура

На сей раз муза-матерщинница Кристофера Мура подсела на импрессионистскую тему. В июле 1890 года Винсент Ван Гог отправился в кукурузное поле и выстрелил себе в сердце. Вот тебе и joie de vivre. А все потому, что незадолго до этого стал до жути бояться одного из оттенков синего. Дабы установить причины сказанного, пекарь-художник Люсьен Леззард и бонвиван Тулуз-Лотрек совершают одиссею по богемному миру Парижа на излете XIX столетия.
В романе «Sacré Bleu. Комедия д'искусства» привычное шутовство автора вкупе с псевдодокументальностью изящно растворяется в Священной Сини, подгоняемое собственным муровским напутствием: «Я знаю, что вы сейчас думаете: «Ну, спасибо тебе огромное, Крис, теперь ты всем испортил еще и живопись».

«Пфитц» Эндрю Крами

Шотландец Эндрю Крами начертал на бумаге план столицы воображариума, величайшего града просвещения, лихо доказав, что написанное существует даже при отсутствии реального автора. Ибо «язык есть изощреннейшая из иллюзий, разговор - самая обманчивая форма поведения… а сами мы - измышления, мимолетная мысль в некоем мозгу, жест, вряд ли достойный толкования». Получилась сюрреалистическая притча-лабиринт о несуществующих городах - точнее, существующих лишь на бумаге; об их несуществующих жителях с несуществующими мыслями; о несуществующем безумном писателе с псевдобиографией и его существующих романах; о несуществующих графах, слугах и видимости общения; о великом князе, всё это придумавшем (его, естественно, тоже не существует). Рекомендуется любителям медитативного погружения в небыть.

«Тинтина и тайну литературы» Тома Маккарти

Что такое литературный вымысел и как функционирует сегодня искусство, окруженное прочной медийной сетью? Сей непростой предмет исследует эссе британского писателя-интеллектуала о неунывающем репортере с хохолком. Появился он, если помните, аж в 1929-м - стараниями бельгийского художника Эрже. Неповторимый флёр достоверности вокруг вымысла сделал цикл комиксов «Приключения Тинтина» культовым, а его герой получил прописку в новейшей истории. Так, значит, это литература? Вроде бы да, но ничего нельзя знать доподлинно.

«Неполную, но окончательную историю...» Стивена Фрая

«Неполная, но окончательная история классической музыки» записного британского комика - чтиво, побуждающее мгновенно испустить ноту: совершенную или несовершенную, голосом или на клавишах/струнах - не суть. А затем удариться в запой - книжный запой, вестимо, и испить эту чашу до дна. Перейти вместе с автором от нотного стана к женскому, познать, отчего «Мрачный Соломон сиротливо растит флоксы», а правая рука Рахманинова напоминает динозавра, и прочая. Всё это крайне занятно, так что... почему бы и нет?
Что попробовать

Тайские роти

Истинно райское лакомство - тайские блинчики из слоеного теста с начинкой из банана. Обжаривается блинчик с обеих сторон до золотистости и помещается в теплые кокосовые сливки или в заварной крем (можно использовать крем из сгущенного молока). Подается с пылу, с жару, украшенный сверху ледяным кокосовым сорбе - да подается не абы где, а в сиамском ресторане «Тигровая лилия» (Tiger Lilly) в тель-авивской Сароне.

Шомлойскую галушку

Легендарная шомлойская галушка (somlói galuska) - винтажный ромовый десерт, придуманный, по легенде, простым официантом. Отведать ее можно практически в любом ресторане Будапешта - если повезет. Вопреки обманчиво простому названию, сей кондитерский изыск являет собой нечто крайне сложносочиненное: бисквит темный, бисквит светлый, сливки взбитые, цедра лимонная, цедра апельсиновая, крем заварной (патисьер с ванилью, ммм), шоколад, ягоды, орехи, ром... Что ни слой - то скрытый смысл. Прощай, талия.

Бисквитную пасту Lotus с карамелью

Классическое бельгийское лакомство из невероятного печенья - эталона всех печений в мире. Деликатес со вкусом карамели нужно есть медленно, миниатюрной ложечкой - ибо паста так и тает во рту. Остановиться попросту невозможно. Невзирая на калории.

Шоколад с васаби

Изысканный тандем - горький шоколад и зеленая японская приправа - кому-то может показаться сочетанием несочетаемого. Однако распробовавшие это лакомство считают иначе. Вердикт: правильный десерт для тех, кто любит погорячее. А также для тех, кто недавно перечитывал книгу Джоанн Харрис и пересматривал фильм Жерара Кравчика.

Торт «Саркози»

Как и Париж, десерт имени французского экс-президента явно стоит мессы. Оттого и подают его в ресторане Messa на богемной тель-авивской улице ха-Арбаа. Горько-шоколадное безумие (шоколад, заметим, нескольких сортов - и все отменные) заставляет поверить в то, что Саркози вернется. Не иначе.

Артур Рубинштейн в виртуальной реальности

10.03.2021

В 21 год, устав от нищеты и разуверившись в своих музыкальных способностях, Артур Рубинштейн решил повеситься. Но ремешок, из которого была сооружена петля, оказался непрочным – Рубинштейн сорвался с крюка... и вскоре стал одним из самых успешных пианистов своего времени.

Тот случай он не забыл. Всю жизнь Артур Рубинштейн помогал молодым исполнителям пробиться. Когда ему было уже под 90 – в 1974 году – он учредил Международный фортепианный конкурс в Израиле, в котором никогда не жил, но который очень любил. Этот конкурс способствовал появлению новых имен в музыкальном мире и при жизни, и после смерти пианиста. Конкурс Артура Рубинштейна стал одним из самых престижных в мире и самым представительным в Израиле.

Артур Рубинштейн завещал развеять свой прах над Иерусалимским лесом. Это было невозможно по религиозным соображениям, и урну с прахом там захоронили. Теперь это место называют Лесом Рубинштейна. Но главное его наследие на Святой земле – фортепианный конкурс его имени.

             

Об этом, да и о многом другом рассказал нам Ариэль Коэн, художественный руководитель Международного конкурса пианистов имени Артура Рубинштейна.

– Ариэль, вы относительно недавно стали художественным руководителем конкурса Рубинштейна – с июня 2020 года. То есть на вас  одновременно «упали» и новая должность, и новый формат конкурса. Когда говорят о том, что фортепианный конкурс пройдет онлайн, хочется задать миллион вопросов – как, где, когда и для кого это будет осуществляться. Расскажите, пожалуйста, об этом новом формате, но сначала – представьтесь русскоязычной публике.

– Я пианист, закончил Тель-Авивскую музыкальную академию, заниматься музыкой начал в семилетнем возрасте. И еще я занимаюсь компьютерными науками – у меня вторая степень Тель-Авивского университета в области computer science. Я развиваю оба направления: как консультирующий пианист даю концерты, создал в 1980-х вместе с пианисткой Ирит Роб дуэт «Тель-Авив» (в конце 1980-х в присутствии Леонарда Бернстайна мы исполняли премьеру одного из его сочинений в Тель-Авиве и в Лондоне), был директором образовательной программы Филармонии и, вместе с тем, занимаюсь проблемами надежности в сетях, информационной безопасностью. В 2007 году я был назначен директором Научного центра инноваций в Герцлии.

– Я подскажу, можно? Вы ведь еще изучали медицину…

– Окончив музыкальную Академию, я решил изучать медицину и поступил на медицинский факультет Тель-Авивского университета. А через три года решил, что мне больше нравится математика. Мне даже дали специальное разрешение на целый год – подумать, хочу ли я вернуться в медицину или всё-таки заняться математикой. Но я решил, что математика мне более интересна и, в результате, получил вторую степень по компьютерным наукам. Еще во время учебы я начал работать в качестве специалиста по компьютерам в Тель-Авивском университете, через какое-то время меня назначили руководителем компьютерных лабораторий, и в этой должности я пробыл довольно много лет: читал лекции для компаний, преподавал на курсах, стал консультантом по системам информационной безопасности. В какой-то момент мы вместе с компаньоном организовали фирму высоких технологий, которой я управлял более 10 лет и в которой работало около 100 сотрудников. Там я получил бесценный управленческий опыт. Все это время я не забывал, что я пианист и работал также журналистом, музыкальным критиком, организовывал различные радиопрограммы живых трансляций концертов академической музыки.

 – Вы решали проблемы технологические, финансовые, административные, бюджетные – и все годы, несмотря на грандиозные проекты, находили время заниматься музыкой?

– Да. И еще в последние годы я был директором симфонического оркестра Ришон ле-Циона и членом правления организации «Оманут ле-ам».

– И никогда уже не покидали конкурс Рубинштейна, с котором вы «в контакте» с юных лет.

– Мой первый педагог по фортепиано брал меня с собой на концерты первого конкурса Рубинштейна в 1974 году, когда я был еще школьником. А когда проходил второй конкурс, я уже был молодым журналистом радиостанции «Галей Цахаль», и мне удалось взять интервью у самого Артура Рубинштейна. Это было незабываемо, мы проговорили два часа, его жена Нелли сидела в соседней комнате гостиничного номера и оттуда всё время его поправляла… То интервью стало возможным благодаря Якову Быстрицкому – другу Рубинштейна, основателю конкурса. Быстрицкий в то время был также одним из руководителей Фестиваля Израиля, и позже я помогал ему организовывать на фестивале концерты классической музыки. Тогда все великие музыканты после концертов прижали к нам в радиостудию, чтобы дать интервью в программе, начинавшейся в полночь.

– Сейчас такое невозможно представить.

– Как невозможно представить, что тогда еще не было мобильных телефонов и люди слушали классическую музыку. Через много лет я стал членом правления Ассоциации конкурса Рубинштейна, вошел в совет директоров, а когда прежняя художественная руководительница конкурса Идит Цви объявила, что выходит на пенсию, меня назначили руководить конкурсом. Как раз в то непростое время, когда стало понятно, что из-за пандемии 16-й конкурс вовремя не состоится.

– Многие годы вы входили в состав жюри различных музыкальных конкурсов...

– Да, и это я успел – даже странно. И, кстати, разработал компьютерную систему голосования жюри и Устав голосования. Позже эту систему у нас перенял Международный конкурс пианистов имени Вана Клиберна в США.

– Могу ли я подвести промежуточный итог? Музыка, медицина, математика, информационные и компьютерные системы, инновации, педагогическая и управленческая деятельность, журналистика, продюсирование, концерты... Думаю, вы знакомы с тысячами и тысячами людей, в том числе и с руководителями различных музыкальных конкурсов мира, что необходимо в подготовке проведения конкурса Рубинштейна онлайн?

– Конечно, нам пришлось задействовать все профессиональные связи. В мире есть две крупных организации, занимающиеся музыкальными конкурсами, и я не раз участвовал в их симпозиумах. Одна из таких организаций – Всемирная Федерация международных музыкальных конкурсов, учрежденная в 1957 году в Женеве. Еще Яков Быстрицкий активно с ней сотрудничал. Эта организация разработала ряд требований, скажем, чтобы членов жюри из одной страны в конкурсе было не больше определенного процента, или чтобы в конкурсе не участвовали ученики членов жюри.

– Сейчас все это кажется само собой разумеющимся.

– Но когда-то об этом велись споры, формулировались регламенты, устав. Все это определяет уровень того или иного конкурса. Конкурс Рубинштейна много лет состоит в Международной Федерации музыкальных конкурсов, он на очень хорошем счету. Я знаком с большинством других музыкальных конкурсов в мире, могу их сравнивать.

– Сравнивать их приходится и исполнителям, при этом молодой музыкант должен осознавать разные уровни соревнований: репертуар, который нужно играть, быть подготовленным не только музыкально и технически, но и морально, знать график выступлений, знать, на инструменте какого производителя он будет играть, понимать, где жить и где репетировать... При этом на конкурсах всегда есть сюрпризы. Иногда даже имена членов жюри не публикуются до конкурса, что тоже может стать сюрпризом.

– Всегда есть сюрпризы и есть разочарования. Некоторые люди справляются с этим лучше, некоторые хуже. Федерация занимается всеми музыкальными конкурсами во всех категориях, то есть не только фортепианными, но и скрипичными, вокальными и так далее. Есть еще организация, которая занимается только фортепианными конкурсами – это Alink-Argerich Foundation, фонд, основанные Мартой Аргерих и Густавом Алинком, который стал несомненным авторитетом в области музыкальных конкурсов. Alink публикует книги, статистику, репертуары. Любой конкурсант в наше время, прежде всего, заходит на сайт этого фонда – своеобразный путеводитель по фортепианным состязаниям. При таком головокружительном количестве музыкальных конкурсов музыкантам сложно определить, какие из них стоят их времени, какие помогут в карьере. А Густав Алинк – ведущий мировый авторитет в области фортепианных конкурсов – это хорошо знает. Так что мы с ним в постоянном контакте.

– Наверное, не случайно, рассказывая об этом фонде, вы упомянули о статистике. Густав Алинк также изучал и музыку, и математику. Будучи музыкантом в душе и ученым одновременно, он собрал базу о более 50000 пианистов, огромное количество информации о фортепианных конкурсах...

– А также о продвижении конкурсов через веб-трансляции и высококачественные прямые трансляции.

– Думаю, что именно математика и компьютерные науки, точность, умение анализировать и помогли вам буквально за несколько месяцев придумать практически новый конкурс – конкурс Артура Рубинштейна онлайн.

– Когда стало ясно, что конкурс не может пройти в обычном формате, была разработана идея его проведения онлайн и одновременно разработаны технические решения воплощения этой идеи.

                     Ариэль Коэн. Фото: Нилли Аронсон

– Как же осуществляется конкурс онлайн? Мне кажется, что это не менее интересно, чем сам репертуар конкурса или тайны его меценатов.

– Еще в июле 2020 года все были уверены, что вот-вот всё вернется на круги своя. Так что, когда я вступил в должность, то первым делом обратился в тель-авивские залы с тем, чтобы договориться о проведении конкурса в апреле 2021 года. Но постепенно становилось ясно, что выход из пандемии отдаляется и что необходимо разрабатывать формат онлайн. Шансы на то, что весной в Израиль приедут 36 пианистов из 16 стран, были нулевыми. В разных странах ситуация с коронавирусом разная, плюс есть еще 11 членов жюри, большинство из которых немолоды. Непонятно также было, разрешат ли публике приходить в залы. Поэтому мы решили разделить конкурс на две фазы: в первой фазе транслировать сольные концерты первого и второго туров на стриминг-платформе, а выступления со струнным квартетом, камерным и филармоническим оркестрами пройдут в Тель-Авиве вживую в мае 2021 года. Если же провести финал в нормальных условиях будет невозможно, мы его отложим.

– А как же аплодисменты?

– Их не будет. Конкурсантам самим придется убедить себя в том, что они выступают отлично. Мы – не ток-шоу и не будем «подкладывать» звуки аплодисментов.

– И не будете рисовать лица зрителей в зале, как рисуют толпы болельщиков на трибунах стадионов.

 – Это будет исполнение музыки в тишине. Но вместо того чтобы жалеть о невозможности провести конкурс в его обычном формате, мы стали искать новые пути продемонстрировать, благодаря интернету, то, чего нельзя показать на обычном концерте. К тому же не забывайте о тривиальных вещах: не нужно выходить из дома, стоять в пробках, искать стоянку, обращаться к бэби-ситтерам. Это экономит немало денег, и в этом можно найти свои позитивные стороны. Или представьте, что вы живете в районе Мертвого моря или в Галилее: не так-то просто оттуда добираться. А сейчас нас смогут слушать во всем мире – буквально во всем мире. К тому же благодаря тому, что конкурс пройдет в интернет-трансляции, мы смогли разработать новые технологии, проработали множество идей. Например, зритель сможет выбрать угол зрения – каждого конкурсанта будут снимать пять камер. Пройдут онлайн-встречи с членами жюри. Онлайн будут вещаться получасовые лекции, посвященные сравнению тех или иных интерпретаций. Сама идея транслировать конкурс не нова, но мы разработали особую структуру, систему интеракции со слушателями и гостями конкурса. К тому же мы уделяем огромное внимание качеству съемки и акустике.

– В каких городах будет проходить запись выступлений конкурсантов на первом и втором турах?

– Всего, как уже упоминалось, в конкурсе участвуют 36 пианистов из 16 стран. Концерты первого и второго туров будут предварительно записаны в пяти городах мира – Тель-Авиве, Нью-Йорке, Лондоне, Потсдаме и Пекине и будут транслироваться с 1 по 10 апреля на сайте конкурса Артура Рубинштейна. Мы нашли в этих городах залы с похожей акустикой. В каждом из залов стоят рояли фирм Steinway, Fazioli или Yangtze River, как в Пекине. Кстати, эта китайская компания сотрудничает и с конкурсом Рубинштейна, и с конкурсом Чайковского. Операторы и звукооператоры проследят за тем, чтобы записывающая аппаратура во всех городах была одинаковой. Мы создадим тождественную атмосферу в каждом из залов. Каждый из 36 участников запишет два сольных выступления: для первого тура и, на следующий день, для второго тура – при том, что только 16 участников пройдут на второй тур. Члены жюри будут прослушивать онлайн-концерты одновременно вместе со зрителями. Те, кто опоздал на онлайн-концерт, смогут вернуться к началу или посмотреть весь концерт позже. Голосование будет проводиться через Zoom.

– Как вам удалось договориться со всеми, найти съемочные бригады? Такая организация стоит огромных денег.

– Да, это очень дорогой конкурс, но мы надеемся, что сможем покрыть часть расходов продажами билетов на прослушивание концертов первого и второго туров во всем мире. Церемонии открытия конкурса и объявления победителей будут транслироваться бесплатно, как и встречи с членами жюри, и лекции. Мы заботимся даже о том, как наши конкурсанты приедут в залы, о том, где они будут жить, где репетировать. Это очень сложный проект, но ведь концерты могут слушать десятки тысяч любителей музыки в мире одновременно, и это завораживает! При этом конкурс Рубинштейна был и остается именно израильским конкурсом, поэтому финал его обязательно пройдет в Тель-Авиве.

– Сколько электронных писем вам приходится рассылать ежедневно?

– От двухсот до трехсот, не говоря уже о зумах и телефонах. Но я работаю не один – у нас много помощников и в Израиле и за границей.

– А что с членами жюри, также разбросанными по миру?

– Надеюсь, что в мае они смогут прилететь в Тель-Авив, а пока что им придется прослушивать концерты из дома, пусть даже для этого придется вставать в шесть утра!

Беседовала Маша Хинич

Фотографии представлены пресс-службой конкурса имени Артура Рубинштейна


  КОЛЛЕГИ  РЕКОМЕНДУЮТ
  КОЛЛЕКЦИОНЕРАМ
Элишева Несис.
«Стервозное танго»
ГЛАВНАЯ   О ПРОЕКТЕ   УСТАВ   ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ   РЕКЛАМА   СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ  
® Culbyt.com
© L.G. Art Video 2013-2021
Все права защищены.
Любое использование материалов допускается только с письменного разрешения редакции.
programming by Robertson